Любых действий с применением холодного оружия нужно всячески избегать

Автор  Игорь Агишев
Оцените материал
(0 голосов)

В продолжение темы противостояния холодному оружию предлагаем вашему вниманию завершающую часть беседы с президентом Международного союза русского рукопашного боя Александром Половинкиным (г. Москва), разработчиком собственной системы - Системы Эффективного Боя. В предыдущем выпуске МБИ он поведал о технике защиты от ножа. На этот раз речь пойдет о просветительских, философских и юридических аспектах системы.

 Александр Александрович, на ваш взгляд, каковы пределы допустимой самообороны?

Допустим, какой-то идиот прыгнул на вас с ножом, а папа у него прокурор. В итоге дело будет так: шел хороший мальчик с ножом, а навстречу ему – плохой, который пытался у него этот нож отнять, а его случайно порезали. И свидетели найдутся. Поэтому я категорически против применять оружие даже против нападающих, лучше просто сделать ему больно, пусть даже палец или руку сломать, но порез ножом, на котором твои отпечатки пальцев – это конкретная уголовщина. Надо этого избегать, тем более в связи с расслоением населения неизвестно, кто перед тобой – может бомж, может чей-то товарищ. Так что, в результате необдуманных действий может никаких денег не хватить, чтобы потом доказать свою честность. Поэтому, мое мнение – какие либо действия ножом допустимы только в крайних случаях.

Например, если существует прямая угроза жизни: идут на тебя три жлоба, или ты в замкнутом пространстве. Тогда другой вариант. Техника расписывания у уголовников – что это такое? Когда человек весь в крови, но живой, и никому срок не добавят. Надо лишь чиркнуть ему по лицу. Это не моя практика, но, насколько знаю, удар ножом по лбу, где достаточно много сосудов, вызывает обильное кровотечение, кровь заливает глаза нападающего, у него начинается паника, и это его останавливает. Вот максимум при такой защите, но не дай Бог – нож втыкать, особенно – в корпус! Возвожно поражение почек, печени, легких, или других жизненно важных органов. Статистика показывает, что большинство смертельных случаев – это колющие удары в живот.

В армии, МВД, спецназе не знакомы с вашей системой, там молятся на боевое самбо.

По ряду причин технология защиты в боевом самбо имеет достаточно большие ограничения. Если разобраться, по сути, она учит не бою против ножа, а выполнению приемов. Считается, если человек выполняет эти приемы много, вроде бы, он приобретает навык защиты. На самом деле, это не совсем так. Когда ты настроен на выполнение приема – одно дело, когда выходишь на свободное противостояние – совсем другое. Получается как? Удар колющий в живот, удар сверху, удар наотмашь – показушные удары отражены, нож отобран, нападающий заломан .Здесь все просто Но, когда перед тобой появляется человек, который может нанести неизвестный удар, ты должен понять это в доли секунды – куда пойдет удар, а ведь он может еще и перескочить.

Мы провели эксперимент в первом московском колледже милиции. Взяли взвод курсантов, которые прошли курс боевых приемов борьбы, и должны владеть навыками самозащиты, в т.ч. и от холодного оружия. Предложили тест: каждый из этих двадцати выходит, остальные девятнадцать ему наносят по очереди три колющих удара в живот – это для статистики. Вышли, встали. Готов? Есть! Таким образом, у нас получается шестьсот попыток. Удары были известны. Что дальше? Мы считаем баллы: если курсант сделал прием, как его учили – 5 баллов, если выбил нож – 4 балла, если как-то увернулся - это 3 балла, если укололи – 2 балла.

Первоначально участники эксперимента все пытались делать, так, как обычно делали на тренировках – одни наносили удары, просто для того, чтобы нанести, другие успешно их отражали. Тогда я сказал, чтобы те, кто наносит удар, старались реально доставать своего оппонента. Получилась картина: 75% по 2 балла, 25% - по 3. То есть, почти все друг друга поубивали.

Печально.

Печально, но факт. Иначе быть не могло. После этого мы проводили педагогический эксперимент в отряде спецназначения внутренних войск «Витязь», что под Москвой в дивизии Дзержинского базируется. Разработали программу на 72 часа по обучению этих ребят приемам защиты от холодного оружия. У нас имелась контрольная и учебная группы. Вначале провели входные тесты. Результаты были примерно такими же, как и в колледже милиции – 75% прорезанных, какое-то магическое число. Была еще группа, которая выбилась из этой магии – ребята, которые по три года служили, и бывали в «горячих точках», у них там боевой дух был высоко «задран», поэтому набиралось 90% двоек. То есть, парень летит вперед, и не думает о том, что будет, главное – противника срубить. Это было еще хуже. Когда мы поработали два месяца, показатели изменились в обратную сторону – стало 25% двоек, появились те, кто отнимал ножи. Люди стали понимать, что не прием надо выполнять, а нужно думать, как победить в поединке. Появились какие-то шансы.

А что говорят по этому поводу военачальники?

Кажется в 2006 г я выступал на научном конгрессе по внедрению технологий спорта высших достижений в практику силовых структур, проходившем в Москве, в РГУФКе. Туда приехало много силовиков и руководителей учебных заведений МВД из ряда регионов. Когда я доложил об итогах эксперимента в колледже, меня чуть не съели с потрохами полковники милицейские. Как я вообще мог покуситься на священное боевое самбо! Мой последний аргумент был таким: если сам в этом что-то понимаешь, пойдем, потыкаем друг друга ножом. У кого будет меньше дырок, тот и прав. Но никто не согласился.

Почему нужно следовать старым догмам в армии и МВД, почему нельзя изменить систему подготовки личного состава?

Я вам могу сказать, почему этого не будет. Во-первых, в масштабах страны нельзя это делать абы как. Нужно менять приказ, который разработан и утвержден много лет назад. Нужно готовить кадры, которые будут по новой методике обучать. Это такая большая работа, кто за нее возьмется, профинансирует.

Каковы философские, психологические аспекты вашей системы?

Люди, которые идут заниматься боевыми единоборствами имеют начальную мотивацию стать сильнее, научиться защищаться. А теперь подумаем, почему так хорошо процветают восточные единоборства? Потому что, на мой взгляд, они потихонечку и неуклонно человека от этой цели уводят. И приводят к другой – работать над собой, чтобы совершенствовать себя, свое тело, психику, дух, искать гармонию с собой, с миром. И за это им весь мир спасибо говорит. Вот и мне кажется, что не стоит современному человеку выстраивать комплекс постоянной борьбы с какими-то невидимыми врагами, которые тебя везде поджидают. Как исходная цель, самозащита– это хорошо, человек учиться защищаться, начинает чувствовать себя увереннее. Но выучить нашу технику непросто – движения маленькие, но очень тонкие и точные. И когда этим занимаешься, то, хочешь - не хочешь, начинаешь овладевать неким искусством управления своим телом. И в какой-то момент понимаешь, что искусство это интересное и приятное. Начинается второй этап – осознание, для чего мы это делаем. Для того, чтобы не только стать сильнее, а еще и глубже понять себя. Здесь мы недалеки от философии Востока.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Читайте также

Система эффективного боя

На нашем сайте Вы найдете информацию о том, как проходит обучение рукопашному бою, где проводятся занятия СЭБ, о технических принципах данной системы, а также аналитические обзоры других боевых единоборств.

Последние новости

Все новости

Контакты

Занятия школы рукопашного боя проходят по адресу: 
г. Москва, Сиреневый бульвар, д. 4, здание Академии спортивных и прикладных единоборств.

Занятия проводит А.А. Половинкин, группа до 10 человек, комфортный, хорошо оборудованный зал.

Тел. +7 (916) 537 36 47

Расписание:

  • понедельник 20-30 - 22-30
  • среда 20-30 - 22-30